Журавель об Аршавине на ТВ: «По разговорным качествам оставляет Невилла далеко позади себя»

25

Комментатор «Матч ТВ» Тимур Журавель высказался об участии бывшего полузащитника сборной России Андрея Аршавина в роли ведущего программы «Открытый показ».

– За основу мы взяли программу Гари Невилла Soccer Box на британском ТВ. В переводе на русский – что-то типа «Футбольной ложи». Причем должна сразу возникать ассоциация с кино. Я долго смотрел этот проект и думал: когда же я смогу сделать нечто похожее?

Во время Кубка Париматч в Катаре мы с коллегами уже вместе попали на Soccer Box. Шнякин предложил: а давай сделаем похожую историю и на «Матч ТВ»! Вдруг возник коронавирус, весь футбол встал на паузу, и я быстренько подсуетился с реализацией этой идеи. При этом сразу понял, что нашим Гари Невиллом обязательно будет Аршавин.

Выбор был очевиден: он обо всем спрашивает напрямую, у него сумасшедшая телевизионная реакция, быстро и с юмором реагирует на текущий разговор. Я бы даже сказал, что по разговорным качествам на ТВ он оставляет Невилла далеко позади себя. Нам удалась качественная адаптация.

Что может быть проще: два футболиста смотрят футбол и разговаривают. Главное ведь в другом. Важно, чтобы нашелся человек, который мог бы этот разговор выстроить и вести себя адекватно формату. Аршавин – это стопроцентное попадание.

Чем крут еще Аршавин, так это тем, что он в хорошем смысле мальчиш-плохиш. Важно, что Андрей в этом невероятно искренен. Он настоящий и не пытается быть кем-то, кем не является. Именно в этом его настоящесть.

Все съемки в Лондоне давались легко, потому что Андрей был собой. Куда хотел, заходил, залезал, кого-то посылал, а кому-то раздавал автографы… Никаких дополнительных дублей для этого и не нужно.

– Какой главный хайлайт из «Открытого показа» можешь вспомнить?

– У Быстрова с Аршавиным весело получилось. Они на одной волне, поэтому подколы были хорошие. Например, про дриблинг коленями и футболку на три размера больше… Было много занимательных деталей, которые возникали совершенно спонтанно, – сказал Журавель.